(1881—1973)
Тот, кто не искал новые формы,
а находил их.
Новости
История жизни
Женщины Пикассо
Пикассо и Россия
Живопись и графика
Рисунки светом
Скульптура
Керамика
Стихотворения
Драматургия
Фильмы о Пикассо
Цитаты Пикассо
Мысли о Пикассо
Наследие Пикассо
Фотографии
Публикации
Статьи
Ссылки

Глава четырнадцатая. Мария-Тереза Вальтер

Кто же эта высокая блондинка? Мария-Тереза Вальтер, появившаяся в жизни Пикассо в тот момент, когда его конфликт с Ольгой стал непреодолимым. Из подобных ситуаций есть лишь один выход — развод. Как справедливо пишут биографы Пикассо, он сбросил с себя «аркан жизни преуспевающего буржуа», и этому весьма поспособствовала случайная встреча с семнадцатилетней девушкой, лучистая голубизна глаз которой окончательно решила судьбу Ольги Хохловой.

Юную красавицу Пикассо встретил в январе 1927 года на улице, в толпе, выходящей из метро «Галери Лафайетт».

Восхищенный художник не нашел ничего лучше, чем сказать ей:

— Я — Пикассо, и я хочу писать ваш портрет.

Названное имя не произвело на нее ровным счетом никакого впечатления. Пикассо был очарован этим. Он взял ее за руку и воскликнул:

— Убежден, вдвоем мы с вами сделаем столько всего замечательного!

Она родилась 13 июля 1909 года, а это значит, что в тот момент ей действительно было всего семнадцать, и она ничего не знала ни об искусстве, ни о каком-то там Пикассо. Ее интересы были совершенно другими — плавание, гимнастика, велосипед, альпинизм. Однако именно этой «физкультурнице» суждено было стать самым большим сексуальным увлечением 45-летнего Пикассо. Именно таким, какое ему было нужно, то есть не знающим ни границ, ни табу.

Он привел ее к себе в мастерскую и сразу же уговорил позировать обнаженной. Во время третьего сеанса они стали любовниками. Никогда прежде, как утверждает исследователь сексуальной жизни художника Карлос Рохас, Пикассо не испытывал таких ощущений, как с этой «девочкой, которой на вид можно было дать не больше четырнадцати».

Но она была несовершеннолетней, и им приходилось скрывать свои отношения.

Американская писательница Арианна Стасинопулос-Хаффингтон констатирует:

«Это была страсть, возбуждаемая секретностью, окружавшей их отношения, а также тем, что Мария-Тереза, имевшая вид ребенка, оказалась податливой и послушной ученицей, которая с готовностью шла на любые эксперименты, включая садистские, полностью повиновалась желаниям Пикассо».

А вот мнение о Марии-Терезе Вальтер из воспоминаний Франсуазы Жило:

«Она стала светлым видением юности, всегда находившимся на заднем плане, но в пределах досягаемости, питавшим его творчество. Интересовалась она только спортом и никоим образом не соприкасалась с его деловой или общественной жизнью. В обществе Пабло бывал с Ольгой; а когда возвращался тоскливым и раздраженным, Мария-Тереза неизменно служила ему утешением».

* * *

Итак, у Пикассо появилась другая женщина, и это была воистину безумная страсть. В результате, выпустив на волю все свои самые низменные инстинкты, он стал и в обыденной жизни вести себя все более и более низко.

Ольга, неглупая женщина, и сразу поняла: у любвеобильного Пикассо появилась другая. Впрочем, не понять это было невозможно, ибо, предаваясь безумной страсти, художник попытался вычеркнуть Ольгу из жизни, и всю свою неприязнь к ней стал вымещать в картинах, посвященных корриде, где изображал ее то в виде лошади, то в виде старой мегеры. Объясняя впоследствии причины их разрыва, художник скажет:

— Она слишком много от меня хотела... Это был наихудший период в моей жизни.

Очень несправедливо. Однако, как верно заметила за сто лет до этого мадам де Сталь, любовь, которая является целой историей в жизни женщины, есть лишь эпизод в жизни мужчины. Тем не менее на первых порах Пикассо не хотел развода, так как полный разрыв хотя бы с частичкой прошлого для него был эквивалентен смерти, которая на протяжении всей жизни вызывала в нем трепетный страх.

* * *

Карлос Рохас пишет:

«Из всех женщин Пикассо Мария-Тереза была самой скромной, и ей единственной не было дела до ею денег и славы. Об этом не раз говорил сам Пикассо, которою восхищала глубокая самоотверженная преданность совершенно необразованной, но на редкость жизнеспособной девушки».

В самом деле, каким-то особым интеллектом у Марии-Терезы и не пахло. Она любила лишь спортсменов, спорт и секс. В отношении последнего она нашла в Пикассо, несмотря на 28-летнюю разницу в возрасте, именно то, что ей было нужно.

Теперь Пикассо мог себе позволить многое — ведь он уже зарабатывал миллионы. Для Марии-Терезы он в 1930 году снял квартиру на уже известной нам улице Ая Боэси — в доме № 44, приобрел замок де Буажелу (de Boisgeloup) на севере от Парижа, в котором и устроил мастерскую. В упоении страстью художник писал, лепил, рисовал. Искусствоведы — ценители творчества Пикассо — отмечали, что после знакомства с Марией-Терезой женские груди на его полотнах вновь стали круглыми и крепкими, рты начали улыбаться, а фигуры излучали чувственную радость. В самом деле, в новых картинах художника стала доминировать мягкость форм, символизирующая юность и становление женственности Марии-Терезы. Одна из самых популярных его картин того периода — «Обнаженная, зеленые листья и бюст», написанная в 1932 году. В ней нет ни одного острого угла...

* * *

Страсть, которую они испытывали друг к другу, увенчалась тем, что 5 сентября 1935 года у Марии-Терезы родилась дочь Майя. Вернее, в метрике было написано не Майя, а Мария-Консепсьон — в честь умершей сестры Пикассо Кончиты.

Беременность стала для Марии-Терезы сюрпризом, и ее дочь записали как ребенка от неизвестного отца. Тем не менее рождение этого ребенка стало финальным аккордом в семейной жизни Пикассо с Ольгой Хохловой. Но и с Марией-Терезой его отношения значительно осложнились, так как к поостывшим за восемь лет чувствам добавилась и родительская ответственность. А этого, как мы уже понимаем, Пикассо не любил.

Да, он обещал, что сразу же после развода признает плод своей запрещенной любви. Но девочка так и не получила его фамилию. Впрочем, художник согласился... стать ее крестным. Крестный отец собственной дочери! Право же, подобное выглядит странновато. Но таков уж был Пикассо, и он потому-то назвал Марию-Терезу лучшей из женщин за то, что она никогда ничего не требовала от него.

У Франсуазы Жило читаем:

«Мария-Тереза очень много значила для Пабло, пока он жил с Ольгой, была мечтой, в то время как реальностью являлась другая. Он продолжал любить ее, потому что, в сущности, она не принадлежала ему; жила отдельно, была убежищем от неприятной реальности. Но когда он, расставшись с Ольгой, стал жить вместе с Марией-Терезой ради более полного обладания ее прелестями, к которым питал такую пылкую страсть, реальность внезапно преобразилась. То, что было фантазией, мечтой, стало действительностью, отсутствие стало присутствием [...] И в результате она заняла место Ольги, стала той, от кого в соответствии с логикой Пабло, нужно искать убежища».

К сожалению, Пикассо просто патологически не мог долго оставаться верным. В результате, роман с матерью только что родившейся дочери еще продолжался, а его уже настигло новое увлечение — Дора Маар, которая, в отличие от Марии-Терезы, не только обладала острым умом, но и хорошо разбиралась в искусстве.

Карлос Рохас констатирует:

«Семнадцатилетняя Мария-Тереза Вальтер, случайно столкнувшись в магазине Галери "Лафайет" с Пикассо, имени которого до того дня никогда не слышала, узурпировала власть Ольги и родила художнику дочь Майю [...] Однако это отнюдь не помешало тому, чтобы ее, в свою очередь, вытеснила Дора Маар».

И началась их весьма своеобразная жизнь втроем, которая продолжалась несколько лет: четверг и воскресенье Пикассо проводил с Марией-Терезой и дочерью, а все остальное время посвящал Доре.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

 
© 2018 Пабло Пикассо.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
Яндекс.Метрика